Меню
В Россию ведет много дорог!
НАПИШИТЕ НАМ

В Россию ведет много дорог!

Оливер Ческотти, президент GEA в России, Беларуси, Казахстане, Центральной Азии и странах Кавказа, рассказал о долгосрочных планах концерна на российском рынке, преимуществах локализации производства и о наведении мостов между Россией и другими странами.
Оливер Ческотти Интервью

Интервью с Оливером Ческотти:

Господин Ческотти, как давно GEA работает в России и насколько российский рынок важен для вашего концерна?

Некоторые компании группы GEA могут гордиться многолетним плодотворным сотрудничеством с РФ, начало которому было положено еще в эпоху существования СССР. Один из примеров — «GEA Рефрижерейшн». Эта компания — наследница VEB Kühlautomat Berlin, которая специализировалась на производстве винтовых компрессоров и была одним из крупнейших экспортеров ГДР в страны Восточной Европы. Производство наших компрессоров до сих пор размещается в Берлине, а их конструкция базируется все на тех же технологических принципах, как и раньше. Несколько лет назад концерн GEA заказал глобальное исследование рынка, целью которого было сравнение потенциала экономического развития 50 разных стран и потенциала развития GEA в этих странах, в которых продается продукция концерна. Россия вошла в первую пятерку.

Группа компаний, которую вы представляете в России, является одним из крупнейших в мире поставщиков системных решений для пищевой промышленности. В то же время продукция GEA снискала признание и в других отраслях. Какое оборудование — а мы знаем, что этот список внушителен, — оказалось востребовано на российском рынке?

Наш портфель действительно обширен. Мы специализируемся на технологиях и оборудовании для пищевой промышленности и сельского хозяйства. Однако наши инженеры разрабатывают решения и для других отраслей промышленности. Так, например, наши сепараторы и компрессоры находят применение в нефтехимическом и энергетическом секторах. Мы производим не только системы газоочистки для металлургических предприятий, но и стерилизаторы и распылительные сушилки для производства крахмала и белков. 

Наши таблеточные прессы заслужили добрую славу в фармацевтической промышленности. Даже растворимый кофе, который вы, возможно, сегодня утром пили в Москве, с большой степенью вероятности произведен на оборудовании, изготовленном на предприятиях концерна GEA.

Несколько месяцев назад климовский завод GEA отпраздновал свой пятилетний юбилей. Кроме того, у вас есть заводы в Коломне и Узловой. Какие аргументы помогли в свое время убедить руководство GEA в целесообразности размещения производства на территории РФ?

Мы стараемся соответствовать всем требованием российских властей, касающиеся импортозамещения и локализации. С нашей точки зрения, мы сможем в полной мере раскрыть огромный потенциал российского рынка лишь в том случае, если будем работать на месте. На данный момент мы ввели в эксплуатацию уже три завода. В Коломне налажено производство стойлового оборудования из оцинкованного металла для оснащения коровников, которое логически продолжает нашу линейку комплексных решений для молочного животноводства. В Узловой, неподалеку от Тулы, на современном оборудовании производятся средства для гигиены вымени КРС, необходимые для обеспечения здоровья коров и улучшения надоев.

Наш третий завод в Климовске представляет собой многофункциональное сборочное производство, необходимость развертывания которого была обусловлена срочным заказом на поставку восьми газодожимных компрессорных установок для объектов «Газпрома» в Сибири. У нашего заказчика были определенные требования по локализации производства, но не было отечественного поставщика. Мы же увидели для себя шанс наладить собственное сборочное производство на территории РФ.

Нашей следующей целью стало укрепление стратегических позиций GEA в России, для чего производственная программа климовского завода была значительно расширена. Сегодня там собираются не только компрессорные и холодильные установки, но и сепараторы, используемые в различных отраслях промышленности. Помимо этого, мы отмечаем растущий спрос на наше оборудование из нержавеющей стали, используемое в пищевой промышленности.

С какими сложностями было сопряжено строительство заводов? Не возникло ли проблем с подбором квалифицированного персонала или поиском поставщиков?

Истории строительства заводов в Туле и Климовске отличаются друг от друга и отражают всю многогранность организации бизнеса в России. В Туле нам пришлось столкнуться со всеми нормами и ограничениями, действующими в химической промышленности, а в ходе ремонта арендованного здания площадью 4 000 м2 нас ожидало немало сюрпризов от надзорных органов. Все это привело к отсрочке ввода завода в эксплуатацию и увеличению изначально утвержденной сметы. Тем не менее, сейчас мы по праву можем гордиться самым крупным в России зоогигиеническим производством, а растущий спрос на нашу продукцию свидетельствует о том, что эти инвестиции были оправданы. В Климовске мы арендовали цех площадью 2 500 м2, что не потребовало значительных вложений. При этом, завод заработал уже через 3 месяца. В Климовске, где производство не серийное, мы в значительной степени зависим от поставщиков и стараемся привлекать локальные фирмы. Здесь стоит отметить несколько историй успешного сотрудничества с мотивированными российскими компаниями, чья продукция благодаря нашей программе Quality Management Coaching теперь соответствует международным стандартам качества. Пока таких поставщиков, к сожалению, немного, однако положительная тенденция есть. Стабильный контроль за качеством продукции российских субподрядчиков стал основным вызовом для нашего локального производства.

После ввода западных санкций в России начали развивать ряд новых экономических инициатив. Примером тому стала политика локализации производств, включающая в себя заключение специнвестконтрактов (СПИК). Как Вы оцениваете эти инициативы?

Санкции спровоцировали ответные санкции, которые привели к росту спроса на продукцию российских производителей. По собственному опыту хочу отметить, что у появляющихся в подобных обстоятельствах инициатив есть шансы на успех, но лишь в том случае, если они будут оставаться вне политики. Порой стремление оказать предпочтение отечественным производителям принимает абсурдные формы, из-за чего страдает качество, что, в свою очередь, не идет на пользу заказчику. Логично, что такое положение вещей дает почву для проведения недобросовестных тендеров, в ходе которых даже у компетентных поставщиков с самого начала нет никаких шансов. Несколько десятков лет назад подобные сценарии импортозамещения и локализации мы наблюдали в Южной Америке. Кроме того, много вопросов вызывает трактовка понятия «российское производство». На предприятиях GEA в России работают порядка 500 сотрудников, в том числе 250 инженеров. 99 % этих сотрудников — российские граждане. Наши российские компании являются дочерними предприятиями международного машиностроительного концерна. У нас высочайшие стандарты соблюдения правовых норм и корпоративного регулирования, мы являемся важными налогоплательщиками, надежными работодателями и партнерами. И, тем не менее, некоторые именитые российские компании видят в нас лишь «иностранцев», в ряде случаев нам приходится иметь дело с тендерами, условия которых априори исключают возможность участия серьезных производителей.

Но и в этой области наметились позитивные сдвиги. Многие заказчики не готовы идти на компромиссы в вопросах качества и не желают работать с второсортными поставщиками. Три наших завода стали ярким примером того, что инвестиции могут оказаться успешными и без заключения специнвестконтрактов. СПИК дает определенные преимущества, однако чтобы они оказались доступны, сумма инвестиций должна составлять не менее десяти миллионов евро, что абсолютно неприемлемо для среднего бизнеса. Чтобы запустить производство в Климовске нам понадобилось меньше 5 % от этой суммы, а общий объем наших инвестиций за последние пять лет не составил и 10 % от лимита по СПИК. Так что в Россию ведет много дорог.

Сложилось мнение, что самые большие препятствия для бизнеса в России это санкции и нестабильность рубля. Накладывают ли санкции какие-либо ограничения на GEA?

Вы правы, волатильность рубля — большая проблема. Только за три первых квартала 2020 года курс рубля по отношению к евро изменился на 30 %. Отчасти это нивелируется девальвацией заработной платы, однако когда речь заходит об импорте машин и оборудования из Евросоюза, это означает, что в рублях теперь придется заплатить на 30 % больше. С другой стороны, это дало определенные преимущества российским экспортерам, которые уже сегодня проявляют гораздо более высокую инвестиционную активность. Но в целом, обесценивание рубля стало проблемой для многих инвесторов. Санкции породили ответные санкции. Хотя тут нужно оговориться, что последние распространяются, в первую очередь, на готовую продукцию, что, в свою очередь, обуславливает растущий спрос на поставку производственного оборудования для российских производителей. Все как всегда: кто-то выигрывает, а кто-то проигрывает.

Ощущаете ли Вы давление со стороны азиатских конкурентов?

Не в той мере, насколько этого можно было ожидать и не так, как это зачастую преподносится в средствах массовой информации. У GEA есть крупные заводы даже в Китае, и мы внимательно следим за развитием этого рынка. У нас есть запас гибкости и при необходимости мы можем наладить поставку основных компонентов для российских заводов из Китая. До сих пор мы лишь изредка использовали эту возможность, и я не ожидаю каких-либо значительных изменений в ближайшие годы. Уровень зарплат в Китае подрос, так что зарплаты уже не определяющий фактор. У нас даже появился первый китайский заказчик, инвестирующий в энергетический сектор Республики Беларусь, который получит газовую компрессорную установку, произведенную в Климовске. Кроме того, среди наших клиентов в России из области переработки молочной продукции и сельского хозяйства есть и крупные вьетнамские инвесторы.

Как отразился коронавирус на сотрудниках компании, что касается численности и с финансовой точки зрения? Носят ли эти изменения временный или долгосрочный характер?

Нам повезло оказаться поставщиками тех отраслей промышленности, которым удалось сохранить свои объемы производства, несмотря на пандемию. Поэтому на наших сотрудниках это не отразилось. В гораздо большей степени они ощутили девальвацию рубля, а не последствия борьбы с вездесущим вирусом. По мере возможностей, мы перевели сотрудников на удаленную работу, однако это не привело к каким-либо серьезным задержкам в реализации наших проектов.

Как будет развиваться бизнес GEA в России в ближайшие годы? Определены ли какие-то приоритеты?

Россия, с населением 145 миллионов человек и богатая сырьевыми ресурсам, по-прежнему обладает огромным потенциалом экономического развития. GEA собирается остаться в России надолго, и я считаю, что наш концерн помогает наводить мосты между Россией и другими странами. Диверсифицированная структура нашего российского бизнеса полностью оправдала себя даже в годы политических и экономических кризисов. Конечно, нам хочется верить в политическую разрядку, которая пошла бы на пользу общему развитию экономики. Россию и Германию связывает давняя и многогранная история взаимоотношений, в которой были и трагические страницы. Но есть и множество положительных примеров того, как мы добивались общих успехов. Отнюдь не случайно немецкое оборудование пользуется в России такой доброй славой. Мы будем расширять свое присутствие на российском рынке, внося, тем самым, свою лепту в дело общего экономического процветания.

Благодарим за беседу! 

Хотите узнать больше?

Будьте в курсе инноваций и историй GEA, подписавшись на новостную рассылку от GEA.

Подписаться

Мы всегда готовы помочь! Пожалуйста, сообщите некоторые данные и мы предоставим ответ на Ваш запрос.

Свяжитесь с нами